Подписаться на рассылку

Фильм «Прерванная жизнь»

Наверное, каждому человеку хоть раз в жизни казалось, что он сходит с ума. А каждый ли думал о суициде? Сюзанне, главной героине фильма «Прерванная жизнь», кажется, что все хоть раз в жизни обдумывали способ, как покончить с жизнью.   У юной девушки по имени Сюзанна тяжёлая депрессия. Имела место попытка суицида, которую она не хочет признавать: она говорит, что выпила пачку аспирина потому, что очень болела голова. А разрезала руки за тем, чтобы найти в них свои кости, ведь в какой-то момент ей показалось, что кости пропали из её тела. Родители ради «блага» дочери решают поместить её в психиатрическую лечебницу.    В  первой половине фильма много флэшбэков, благодаря которым мы узнаём подробности из жизни Сюзанны: как она была обделена родительской любовью, как переспала (судя по всему, без особого желания) с женатым мужчиной, ровесником своего отца, чему сама не рада. Как встретила парня, открылась ему, сказав, что постоянно думает о суициде, а он воспринял её слова несерьезно, попытался сказать, что это всё ерунда, чем очень задел девушку. На сеансе психотерапии у доктора Уик Сюзанна говорит: «Я не понимаю, почему я нахожусь в лечебнице». И на вопрос доктора: «Ты хочешь домой?» — Сюзанна отвечает: » Дома то же самое».   В психиатрической лечебнице Сюзанна знакомится с девушками, у которых самые разные диагнозы: у Джорджины, соседки Сюзанны, необоснованные речевые высказывания (она патологическая лгунья), у Дейзи расстройство пищевого поведения. Но самая неординарная и яркая из всех пациенток — это социопатка Лиса (её играет Анжелина Джоли, и с этой ролью актриса справилась бесподобно). Лиса очень дерзкая, говорит всю правду в лоб, постоянно всех провоцирует и периодически сбегает из лечебницы. Но спустя две недели после...

Терапевтический случай «Трудности взаимодействия с людьми»

К интегральному психологу обратилась девушка лет 30-ти с жалобой на трудности взаимодействия с людьми:  — Я постоянно чувствую, что отличаюсь от других людей. Я — другая, и в обществе ощущаю себя особняком.    Психолог стал задавать вопросы девушке: уточнил, при каких обстоятельствах она так себя чувствует и как давно с ней это состояние.   Девушка поделилась:  — Сколько себя помню. Сложно вспомнить, когда такого не было. В университете, в школе так себя чувствовала — везде, где есть другие люди. Есть они, и есть я.  — Это ощущается спокойно или скорее негативно?  — Раньше казалось, что не очень плохо, а сейчас, вспоминая это ощущение себя в разное время, чувствую сильный дискомфорт. Это какой-то давящий на меня фон. Я не такая, как они, и от этого хочется плакать.  — С кем-то связано это ощущение?  — Я могу вспомнить многих людей, которые были мной недовольны. Учителя, семья: бабушка, тётя… Но все они как-то далеко. Или я от них далеко. Мне будто не зайти в общество, где они все. Я плохая.    Вдруг пациентка начала плакать от неожиданно всплывшей фигуры мамы, которая оказалась слишком близко по сравнению со всеми, кого она вспоминала до этого:  — Мама кричала, злилась и плакала: «Все дети как дети, а у меня!». Она очень часто произносила эту фразу, злилась из-за того, что я не соответствую образу хорошей девочки.  Психолог предложил девушке представить, как будто это происходит здесь и сейчас: как мама кричит и ругается на неё.  — Что ты чувствуешь, когда мама так кричит на тебя?  — Мне обидно, я плачу из-за того, что расстроила маму. Не вижу никакой возможности получить от мамы хоть каплю одобрения, и от...

Лечебное голодание, как метод депривации

Во всех мировых религиях присутствует метод депривации. Для начала давайте разберёмся: что же это за метод такой? Депривация — это частичное или полное лишение возможности удовлетворять основные потребности: психофизиологические либо социальные. Теперь вернёмся к мировым религиям. Христианские и мусульманские посты, целибат в буддизме и индуизме, обеты молчания, безбрачия, отшельничество — это всё методы депривации. Но зачем они были придуманы? С целью укрепить дух и достичь духовной целостности. Поль Брэгг — удивительный человек, погиб в возрасте 95 лет во время занятия сёрфингом. Он всю жизнь занимался лечебным голоданием и написал по этой теме несколько книг, одна из которых называется «Нервная сила». Голодание, как и любой другой вид депривации, укрепляет силу воли и нервную систему, оздоравливает дух, приводит к состоянию психологического равновесия. Талантливейший советский врач, профессор медицины Юрий Николаев с помощью лечебного голодания успешно лечил больных шизофренией. Его книга «Голодание ради здоровья», вышедшая в 1973 году тиражом в 200 тысяч, была раскуплена моментально. Мы уже не раз рассказывали о том, как голодание оздоравливает физическое тело. Но оно оздоравливает и нашу психику! Исследования показывают, что у людей, прошедших лечебное голодание, повышается концентрация внимания, улучшается память и мышление, возрастает скорость реакции и расширяется воображение. Еще один важный аспект оздоровления психики — это процесс, когда наружу «всплывают» какие-то очень глубинные, застарелые образы. Порой мы живём в каком-то образе и даже не замечаем, что что-то не так: он «звучит» наподобие очень тихой фоновой музыки. Прислушайся — и не заметишь. Но тем временем он подспудно влияет на наше самочувствие, жизнь в целом: какой-то хронической болезнью, постоянной усталостью или натянутыми отношениями с близким человеком. Лечебное голодание выводит эти образы «наружу», обостряя их, выталкивая на поверхность застарелые, забытые,...

Дети алкоголиков

«Многие дети алкоголиков торгуются за свои права почти всю жизнь. С детства любить вопреки. И любить и ненавидеть. Бояться и искать признания. Подстраиваться под малейшие изменения настроения, предугадывать ход событий, искать свою безопасность. Прятать истинные чувства. В малом возрасте ребенок алкоголика страдает, видя упадок родителя. Того, кто должен создать безопасность, помочь обрести навыки для жизни. Такой семейный уклад вызывает отторжение реальности. Желание покрывать пьющего, оправдывать, скрывать синяки, надеяться, что исправится, бросит пить, и наконец-то выберет меня. Меня — своего ребенка, а не алкоголь. А асли родитель в своем алкоголизме винит ребенка? «Мама пьяная на кухне, кричит, что она все для нас, а мы… Наташа, а почему же мама обвиняет нас с сестрой?» — недоумевала на консультации женщина. А потом нашла ответ: «Так ведь не придётся отвечать за свои поступки. Так легче.» И ее заполнило отвращение к матери… И чувство собственной беспомощности перед мамой, будто стало меньше. «Иллюзорную маму победить невозможно! А настоящую побеждать нет необходимости.» «Как ты сказала, Наташ?» «Когда ты маму наделила таким всемогуществом, всевластием, как ее победить-то? А если переосмыслить восприятие — то ЧТО ты о ней думаешь НА САМОМ ДЕЛЕ — то и побеждать нет нужды. Ты просто честно проживёшь эмоции к ней. В этом нет борьбы.» «А как же быть с воспоминаниями, как мама пекла торт для меня и сшила платье?» «Горевать. Плакать, скучать, любить эти моменты. Ведь ты потеряла ту маму, это не так просто осознать, тем более принять. Вот мама есть, но это не та, что была.» Работа с созависимостью — не простой путь отделения от зависимого родителя. Но возможный. По кусочку возвращать...

Напряжение в присутствии мужа – терапевтический случай

Многие люди настолько привыкли давить в себе негативные эмоции, замалчивать о своих чувствах и желаниях, что порой даже не осознают того, что на самом деле творится в их душе. К психологу-интегральщику пришла Надежда с жалобой на взаимоотношения с мужем: «Последнее время я ловлю себя на мысли, что сильно напрягаюсь в его присутствии. Когда он уезжает в командировку, я внутренне хочу, чтобы он задержался там подольше. А когда он возвращается, я не радуюсь, как раньше, и не чувствую того, что я соскучилась. Мне не кажется, что чувства прошли! Я его люблю и не хочу разводиться. Тем не менее брак мне стал в тягость». Сеанс психотерапии начался, и Надя никак не могла «прощупать», какие эмоции скрываются за напряжением. В конце концов у Надежды «включилось» раздражение на психолога: «Мне надоели эти вопросы! Они мне не нравятся!». Психолог сказал: «Надя, повторяй «Мне надоело! Мне не нравится!». Надежда стала повторять эти фразы, всё больше и больше «закипая», и тут в её памяти стали всплывать образы: «Я сейчас вспоминаю, как сильно меня раздражает неаккуратность мужа! Как он раскидывает свою грязную одежду по всей квартире! Оставляет фантики и банановую кожуру прямо на столе! Когда я говорю ему, чтобы он клал одежду в стирку, он отвечает, что он собирается её надеть и что ему так удобно. Но мне то это не нравится!». Психолог спросил: «Что тебе хочется в связи с этим сделать?». «Да просто швырнуть ему эти вещи прямо в лицо!!!». Психолог предложил: «Сделай это в своём воображении». Надя стала представлять во всех красках, как кидает в мужа его вещи и при этом кричит: «Мне надоело твоё халявство!!! Это просто неуважение ко мне и к моему труду!!!...

Связь тела и психики

Наши тело и психика неразрывно связаны. Об этом, казалось бы, говорят уже везде, но многие люди почему-то продолжают пить таблетки от головной боли, ставить уколы при боли в спине и принимать терафлю при первых признаках простуды. А всё ведь начинается с «головы»! Тело всегда реагирует на наши мысли, неудовлетворённые желания, подавленные эмоции, а также на все те образы, которые «сидят» в нашем бессознательном. Это очень легко отследить после очень хорошего, качественного расслабления. Например, после занятия йогой тело, отдохнувшее, расслабленное. Но вот ты приходишь на работу: тут тебя завалили делами, там отчитали, здесь отказали в отпуске – и ты начинаешь чувствовать, как тело зажимается в тех или иных местах, начинает болеть голова, руки, ноги, спина или что-то ещё. Это, так сказать, влияние «сиюминутных» образов, которые сформировались за короткий период времени. Но есть и давние, старые образы прошлого, а также вневременные, которые всегда, постоянно, с периодичностью влияют на наше тело. Например, перфекционисты всегда имеют букет хронических болезней, потому что их внутренний диалог с преобладающей позицией «Ты должен» постоянно держит их в напряжении. На наше тело влияют и образы родовой памяти. Например, одна наша пациентка мучилась страшными мигренями. На сеансах интегральной психологии и психотерапии выяснилось, что эта боль «принадлежит» её бабушке, которая в Великую Отечественную войну попала под обстрел и получила контузию. После проработки этого образа мигрени пропали и больше не повторялись. Тело «помнит» травмы и медицинские вмешательства. Например, у человека, который пять лет назад сломал ногу, при перемене погоды она будет ныть. Но, опять же, всё исходит из нашей психики: эти боли говорят о том, что образ получения самой травмы не проработан, какие-то эмоции не высвобождены, это и вызывает боль. Психика...

«Травма ЭКО» (пример из практики студента)

Сегодня мы делимся статьей нашей студентки второго курса. Ксения уже активно и успешно практикует. Случай, описываемый в статье, вызывает мурашки. Ко мне обратился молодой мужчина с проблемой. Он не может принять решений в простых бытовых вопросах, например, что есть или надеть. Сложно совершать покупки и делать выбор. Говорит, что чувствует облегчение, когда решают за него. И по сути, ему все равно, что есть, как жить, лишь бы не выбирать. Сам сказал, что не решительный не уверенный в себе. Я попросила выйти из тела и посмотреть на себя со стороны. И тут унесло его в рассуждения, которые вызвали у меня мурашки по коже. В родовую память, как я потом поняла, он попал и без дыхания. Описывал место, где он под стеклом, вокруг крики, холод, он чувствует страх, боль. И свою ощущает и чувствует боль других. Ясно выразил мысль, что понимает, что жить ему или нет и кому из окружающих жить решает кто-то. Провел аналогию с сектой и жертвоприношением. С ним «кто-то» отождествиться не смог. Описывал образ больше похожий на войну или зомби-апокалипсис. Живые, но мёртвые люди. Все понимают, а сделать ничего не могут. Кричат, а их не слышат, за них решают, их убивают. С ними отождествиться не захотел, сказал страшно. Окончил я сеанс, что он просты вышел из этой комнаты и ему стало спокойно, что крики пропали. Типо, он победил, что за чей-то счёт, занимает не свое место, много вины. Историю рождения знает, по его словам, ничего особенного. Я предположила, что это близнецы, вероятно тяжёлая беременность мамы. Попросила его узнать у мамы историю его рождения, он сказал, что отношения тяжёлые и наврятли получится. И спустя пару тройку недель пишет мне...

Слово пацана. Кровь на асфальте — 2 часть

Итак, мы обсудили, что «пацанство» — это один из способов повзрослеть и вырасти из детсадовских отношений. Агрессивный бунт против родителей, учителей и различных государственных институтов (в виде политических общественных организаций: пионерии, комсомола, добровольных народных дружин — ДНД), и государственных структур, поддерживающих этот порядок (в виде милиции — «ментов»). Но сериал не был бы настолько хорош, если бы он остановился только на идее «пацанства». К нашему удовольствию, авторы идут дальше: они показывают границы между отроческим (подростковым) и юношеским возрастом. Это еще одна жестокая граница для тех, кто хочет стать взрослее. Мы уже писали в прошлой статье, что (по теории интегральной психологии и психотерапии) граница между отрочеством и юношеством проходит через половое созревание. В сериале мы видим для сравнения три пары главных героев: Вову-Адидаса, полюбившего Наташу, его младшего брата Марата, влюбившегося в Айгуль, и Андрея, напишем для разнообразия «втюрившегося» в сотрудника детской комнаты милиции Ирину. Андрей, позже всех пришедший в «пацанство», бросивший ради него музыкальную школу, преодолевший страх перед болью, стремящийся перестать быть униженным — любит как подросток: обидчиво и конкурентно, гордо и мстительно. Зовет пацанов на помощь, когда надо отшить Ириного ухажера – музыканта. При этом, отпинав его с группой товарищей, бросает ему последнее слово: «Еще раз увижу тебя с нею – убью!». Прям как некрасовский «мужичок»: «в больших сапогах, в полушубке овчинном, в больших рукавицах, а сам с ноготок…». Он любит и сестренку, и маму. Но с трудом осознает свою ответственность за ее сумасшествие. Поэтому между своими чувствами к близким и подростковым кодексом он выбирает «пацанство». Он еще не готов остаться один после того, как ощутил силу своей банды, силу «универсамовских»! Совсем по-другому любит Вова-Адидас, прошедший Афган, заставивший младшего...

Слово пацана. Кровь на асфальте

Сериал «Слово пацана» взорвал российскую аудиторию. На просторах интернета ведётся бурное обсуждение, и нейтральных комментариев не найти: есть либо восторженные, либо возмущённые, гневные, с призывами запретить «этот кошмар». Так стоит ли его запрещать? И почему этот сериал вызвал такой резонанс? Наше мнение лучше всего отражает такое рубаи Омара Хайяма: Вино запрещено, но есть четыре «но»: Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино. При соблюдении сих четырех условий. Всем здравомыслящим вино разрешено. С точки зрения интегральной психологии и психотерапии сериал интересен тем, что показывает этапы взросления как отдельных людей, так и общества в целом. По нашей возрастной теории, человек в течение жизни проходит через этапы психологического созревания: грудной возраст (с рождения до 10-12 месяцев) детство (с 1 года до 5-6 лет), отрочество (оно же «подростковый возраст» — с 5-6 лет до полового созревания), юность (с полового созревания до 27-28 лет) и так далее. Человек может застрять на каком-то этапе развития и так до конца своих дней на нём и остаться, если он не разовьет соответствующие для конкретного возраста способности. Человеческое общество проходит через такие же этапы взросления в зависимости от того, людьми какого возраста представлено большинство. Во времена советского союза мы находились в детском, «детсадовском», возрасте. Нас воспитывали на книжке Маяковского, про «что такое хорошо, а что такое плохо». Прививали коллективные ценности. Говорили, как правильно поступать и что делать. Такая «советская» культура была определена идеологией СССР, начиная с Октябрьской революции, когда большевики (в последствии коммунисты и комсомольцы) установили диктатуру пролетариата, власть рабочих и крестьян, но не всех, а тех, кто был самыми бедными и не имел никакой частной собственности. Причиной бедности были объявлены дворяне, буржуи и...

Жизнь после смерти Терапевтический случай

«Жизнь после смерти» существует. Подтверждается это тысячами примеров из практики интегральных психотерапевтов. К психологу-интегральщику приходит женщина, недавно потерявшая мужа. Они ехали в поезде, возвращались из отпуска. Прямо в поезде он и умер. Вера (так зовут женщину) не находит себе места от чувства вины: «Я могла бы его спасти! В поезде он стал жаловаться на боль в сердце. На ближайшей станции мы обратились к фельдшеру, но она ничего не обнаружила. Мне нужно было настоять на более тщательном осмотре! Или вызвать скорую!». Во время перепросмотра момента смерти мужа Вера отождествилась с ним и начала рассказывать происходящее от его лица. «Я просыпаюсь от того, что Вера меня будит. Говорю ей: «Всё хорошо! Я проснулся!» — а она как будто не слышит! Трясёт меня, начинает кричать, звать кого-то. Вера, да я проснулся! Все хорошо!». Леонид (так звали мужа Веры) вскоре понял, что не может управлять своим телом. И только тогда он осознал, что умер во сне. Позже, в морге, он стал испытывать чувство страха и одиночества, тоску от разлуки с родными. Но через какое-то время он понял, что может мгновенно переместиться в квартиру к своей семье. И когда он это сделал, то обнаружил своих родных, убитых горем. Леонид хотел успокоить их, сказать, что ему хорошо, что он не испытывает боли и не мучается! Но родные не могли его услышать. А Леонида стало терзать чувство волнения за близких: «Как же они теперь будут без меня?». В какой-то момент сеанса Вера понимает, что удерживает сознание Леонида здесь, на Земле, своим чувством вины и сильной привязанностью к нему. «Он часто является мне во снах. Да и в реальности я как будто чувствую его присутствие!» — делится...